...lupus est (svart_ulfr) wrote,
...lupus est
svart_ulfr

  • Music:

Параллели между легендами о северных драугах и румынских вампирах



"Ночью сильней
становятся все
мертвые воины,
чем днем при солнце"

(С) Вторая песнь о Хельги Убийце Хундинга

(C) перевод svart_ulfr


Не существует никакой определенной даты первоначального возникновения легенд о вампирах в Европе. Вероятно, корни этого древнего мифа, фигурирующего во многих культурах по всему миру, берут свое начало в глубокой древности. Но хорошо знакомый нам сегодня стереотип вампира происходит из балканского, в частности, из трансильванского фольклора. Первоначально, этот вампир поднимался из могилы поисках плоти, а не крови. Ранние вампир с Балкан имеет ряд сходств с северным драугом (draugr),- мертвецом, который вернулся из царства мертвых, чтобы преследовать живых. Эти культурные аналогии можно объяснить скандинавскими и славянскими миграциями в древние времена. Комплексный подход, состоящий из анализа научных данных и фольклорных представлений, дает нам версию возможного происхождения европейских вампиров.

Генетика и археология как ключ к истокам

Генетика и археология могут помочь нам построить модель доисторических миграций. Возраст каменных орудий (возможно, неандертальских) с территории Фенноскандии , составляет до 130,000 лет, но современные люди, вероятно, пришли туда не позже последнего ледникового максимума (Карлссон (Karlsson)и соавт. 963). С другой стороны Румыния - родина, возможно, самых старых из известных останков современного человека, датировка которых составляет приблизительно 40,000 лет. Их особенностью является возможная примесь неандертальцев (Rougier 1169). Это может быть подтверждено доказательствами того, что некоторые современные люди являются носителями по крайней мере одного гена неандертальца, передававшегося примерно в то же время (Anitei).

Одно исследование ДНК показало “близкое родство норвежцев с немцами и другими центрально-европейскими народами (чехами и хорватами)", основанное на высокое наличие Y - хромосомы ДНК гаплогруппы I1 (EU7) и R1b (Eu18) (Passarino соавт. 523). Большая часть генетического материала из Норвегии , касающегося мужчин, судя по всему, берет свое начало с эпохи палеолита (524), как это имеет место в Швеции (Карлсон, 969). Это подтверждает и археологические данные, согласно которым древнейшие колонизаторы пришли на территорию Скандинавии 11,000 - 12,000 лет назад с юга. Инструменты чаще всего относятся к Аренсбургской культуре (Ahrensburg culture), которая процветала в странах Центральной и Восточной Европы (Passarino 525). Эта культура может быть связана с гаплотипом R1a1 (Eu19/M17), что также видно в случае норвежских мужчин. Анализ показывает, что распространение этой культуры происходит с Днепро-Донского междуречья между 13 000 и 7600 лет назад, после последнего ледникового максимума (526). Улучшение климатических условий позволило Аренсбургской культуре распространится на запад от Украины, в Румынию, и на северо-запад - в Польшу и Скандинавию.

Другие исследователи, однако, предполагают, что это расширение произошло около 3 000 лет до н.э. и связано с одомашнивания лошади (Wells и соавт. 10248). Это может совпадать с распространением индо-европейских языков, хотя последние исследования показывают, что индоевропейские языки были представлены уже в мезолите и палеолите (Alinei). Однако другие исследователи утверждают, что гаплогруппа I1 свидетельствует о заселение Скандинавии колонистами с юга Франции и Иберии, произошедшим после отступления ледников, хотя I1 является гораздо более распространенной на Украине (Rootsi 135). Вполне возможно, что оба региона внесли свой вклад в гены норвежцев. Там, возможно, были и другие поселения ледникового периода, которые не сохранилось. Керны, пробуренные в Северном море, показывают, что по крайней мере часть его во время последнего ледникового периода была сухой землей, свободной от ледника и, возможно, даже покрытой лесами (Sejrup и соавторы). Именно в этом уединенном районе, между британскими и скандинавскими ледяными шапками, ген, связанный со светлыми волосами и глазами, возможно, и развивался в изоляции. Позже он распространился от Скандинавии до Северной и Восточной Европы, хотя другие условия, вероятно, определяют необычное развитие генов, больше нигде не встречающееся (Frost).

Начиная примерно с 5500 до 5000 до н.э., культура линейно-ленточной керамики (LBK)
простиралась от Трансильвании до севера Франции, возможно, совпадая с границами распространения сельского хозяйства (Whittle ,155). Также в это время начинается разработка месторождений меди на Балканах, связанное с развитием культуры Винча (Vinča) на всей территории Сербии и Румынии (146). Медные изделия этой культуры, попадали далеко на север, как, например, в Данию (Sherratt 171).

В 2004 году были проведены исследования митохондриальных ДНК скелетов бронзового и железного веков, предположительно – древних фракийцев с юго-востока Румынии. Результаты показали на близость скорее к современным итальянцам и албанцам, чем к румынам и болгарам (Cardos и соавт., 246). Однако это исследование было проведено только по сравнению нескольких представителей населения территории около Балкан. Требуется гораздо большая выборка и более широкие группы сравнения, чтобы делать какие-либо окончательные выводы о родстве древних фракийцев с какими-либо современными народами.

Распространение славян с их прародины в Восточной Европы происходит в середине первого тысячелетия нашей эры. Генетическое исследование утверждает, что их смешанные с коренным населением потомки проживают в Восточной Европе (Peričić соавт.). Хотя есть много интерпретаций генетических и археологических данных, самый простая состоит в признании общего древнего наследия Восточной Европы и Скандинавии.

Исторические миграции с Севера на Балканы

История Балкан полна миграций и войн. Северяне определенно влияли на этот регион в течение столетий. Болгарская предыстория фокусируется на фракийцах, и Румынию также населяли люди фракийского происхождения, которых называли «гето-даки". Тем не менее, "ни один народ не имеет ни сегодня, ни в своем прошлом, однородного состава» (Тейлор (Taylor), 409).
Около 551 г., Иордан, римский историк готского происхождения, написал свою «Историю гетов», опираясь на более старую работу Кассиодора. Как и в случае многих других классических текстов, записанных неграмотными переписчиками, мы должны принять эти записи с недоверием. Тем не менее, они остаются самым древними и самым непосредственными хрониками, посвященными "варварам" в Восточной Европе.

«Как бы из мастерской, [изготовляющей] племена, или, вернее, как бы из утробы, [порождающей] племена, по преданию вышли некогда готы61 с королем своим по {26} имени Бериг ( перевод Е. Ч. Скржинской), писал Иордан ((9, 25). Он датировал это событие 2030 годом до поражения Юстиниана от остготов, или около 1490 до н.э. (313). Они вытеснили ульмеругов (Ulmerugi) и подчинили вандалов (Vandals) (26). Ульмеруги были, вероятно, хольмругами (Holmryge): ругами (Rugians), которые жил на "речных островках" в устье реки Вислы в Польше (Bugge 13.2). Руги, вероятно, пришли из Ругаланна (Rogaland) на юго-западе Норвегии (Kendrick 64). Первоначально вандалы были скорее всего, скандинавами, а также, возможно, датчанами (65). В это время Скандинавия стала “активным участником дальней торговли”, в частности торговли бронзой из Карпат и северных областей Дуная (Sherratt 268). «Сага о гутах» (Gutasaga) XIII века говорит, что готы пришли c Готланда (остров к востоку от Швеции), но они «настолько размножилось, что страна не могла всех прокормить». Они поселились на других островах Балтийского море, которые также не смогли прокормить их. Наконец, они отправились вверх по реке Двине через Россию к "земле греков", где они поселились "и живут еще и теперь, и еще сохранили кое-что из нашего языка".

Около 750 до н.э, внезапно увеличивается использование железа и уменьшается сложность керамики Трансильвании и Сербии. Археологи называют эту культуру Басарабь (Basarabi). Подобный стиль простирается в восточном направлении через Молдову и Украину, и известен как Чернолесская культура ( Chernoles) (Тэйлор 378). Примерно в это же время, греки колонизировали северное побережье Черного моря (Хейвуд (Haywood) 79). По свидетельству Геродота (пятый век до н.э.), они столкнулись с будинами (Budinoi), которые были "большим и многочисленным племенем; у всех них светло голубые глаза и рыжие волосы. " (4.108). Кроме того, в шестом веке до нашей эры Ксенофан Колофонский описывает фракийцев как "рыжеволосых и с голубыми глазами" (78). Как отмечалось выше, фракийцы были, вероятно, не однородны, так что Ксенофан, возможно, описывает какое-то из северных племен, которые были интегрированы во фракийцев. Геродот описывает гетов как «самых храбрых и честных среди фракийцев» (4.90). В другом месте он отмечает, что у фракийцев «Нравы и обычаи у всех одинаковы, кроме гетов, травсов и племен, живущих севернее крестонеев» (5.3). Согласно Геродоту, у последних был своеобразный обычай похорон: когда человек умирает, одна из его жен хочет умереть вместе с ним (5.5). Кроме того, в десятом веке арабский эмиссар Ахмед Ибн Фадлан описал аналогичные похороны викингов – русов , в которых рабыня хочет умереть вместе с вождем (87-91). Этот обычай, однако, может иметь целый параллелей в культурах по всему миру.

В третьем веке до нашей эры кельты поселились в Трансильвании и вторглись в Болгарию и на Украину. "Еще одной группой, которая воспользовалась этими смутными временами, были бастарны (Bastarnae), вероятно, германского происхождения", которые, возможно, "ограничили возможности для дальнейшего и более интенсивного проникновения кельтских племен", пишет археолог Барри Канлифф (Barry Cunliffe) (175). Тацит, писавший примерно к 98, говорит, что бастарны, «живут, как германцы , будучи похожи на них языком , образом жизни, жилищем, - грязь у всех, праздность среди знати». Они, продолжает Тацит, « в значительной степени обезобразились наподобие сарматов» благодаря смешанным бракам, но «их следует причислить скорее к германцам.»(2). Страбон также говорит о них как о " германской народности " (7.3.17). Около 278 до н.э., "второй Бренн (Brennus)" вторгся в греческие Дельфы (4.1.13). Другие кельты обосновались во Фракии и в конечном итоге дошли до Малой Азии, где и образовали Галатию (Galatia) (Cunliffe 82-3).

С 170 г.до н.э. даки двигаются из Валахии в Трансильванию, поглощая кельтов. "Истоки даков неясны", говорит Канлифф, отметив, что они не допустили бастарнов в Карпаты в прошлом веке (222). Древние историки часто упоминают даков в тех же фрагментов, что и гетов, также народ неясного происхождения. По словам Страбона, "греки считали гетов фракийцами." (7.3.2) и "дакийцы и геты говорят на одном языке" (13). Страбон, однако, проводит их различие: геты живут на берегу Черного моря, а даки «обращены в противоположную сторону, к Германии» (12). Интересно, что во втором веке в «Географии» Птолемея сообщается, что гауты (Gautae) и даки (Dauciones) населяют южную Скандинавию (2.10). Позже авторы также упоминают гаутов (Gauti) или гаутиготов (Gauthigoths) (Иордан 3.22) в Скандинавии, вероятно, это то же самое, что и геаты (Geats) из норвежских и англо-саксонских саг. Иордан отождествляет гетов (Getae ) с готами (Goths) (9.58). Провинция на юге Швеции носит название и по сей день, однако, нет параллельно с ней не существует никакой Дакии (Dauciones). Было бы просто спекулятивным объединить их с даками (Dacians) и представить их выступившими из общей массы племен Карпат, богатых драгоценными металлами, в которых их собственная страна испытывала недостаток, но это вовсе не является невозможным, учитывая миграции из Скандинавии. Даки, кажется, подразделялись на две касты - “носящих шапки” и “длинноволосых людей.”. Как отмечает историк, "поляризация между небольшой кастой знати и огромной, эксплуатируемой массой людей, объясняет и двойственность в археологических находках даков" (Mócsy 44). Возможно, это объясняется властью готских захватчиков над коренным фракийским населением.

Писавший в 13-ом столетии, Снорри Струлссон предлагает нам картину обратного перемещения в Скандинавию. Он говорит, что Трор (Tror) или Тор (Thor) был внуком Приама и жил во Фракии, которая называлась Трудхейм (Thrudheim), после Троянской войны. Его потомки, включая Одина, в конечном счете заселили Скандинавию и Северную Европу (3). Обращение к «Илиаде» Гомера, было общим поэтическим приемом и, вероятно, чистой воды вымыслом. Однако существует, пожалуй, еще одна связь между Севером и Фракией. Датский фермер, копая торф возле Гундеструпа, наткнулся на драгоценный серебряный котел . Его, вероятно, создали фракийцы, приблизительно в I в. до н. э. Одна из теорий гласит, что кимвры, воины одного из датских племен, привезли его в качестве трофея во время рейдов в Дунайские земли в 118 г. до н.э. (Scarre 220).

В течение следующих нескольких столетий готы управляли Дакией. Иордан называет Буребисту (Burebista) "королем готов" (11.67), который правил Дакией примерно с о 82 до 44 г. до н.э. (Mócsy 46). Гето-даки вступили в затяжной конфликт с римлянами и удерживали их вторжение до 106 г. н. э.. Римские легионы завоевали последние крепости даков и принесли голову Децебала императору Траяну (60). "Дакия оказалась последней провинцией, которая была добавлена к империи, и от которой империя отказалась в первую очередь" в 271 г. н. э.) (Трептов(Treptow ) 3). Римской провинцией, таким образом, она пробыла недолго: готы совершали набеги на римскую провинцию Мёзию, под предводительством своего царя Книва (Cniva), который убил римского императора Деция (Иордан 18.101-3). После смерти Аттилы в 453, гепиды (ветвь готов) победили гуннов и «силой забравшие себе места поселения гуннов, овладели как победители пределами всей Дакии» (50.262-64).

К концу шестого века, лангобарды "уничтожили" гепидов (Gifðas в староанглийском языке), - "как самостоятельного политического субъекта", во всяком случае (Raffel 152). Тем не менее, сами ломбарды (лангобарды) были скандинавского происхождения (Страбон 7.1.3). Независимо от дальнейшей судьбы гепидов, они оставили неизгладимый след в Трансильвании. Одни лишь только археологические данные дают "огромное количество артефактов" связанных с "культурой гепидов" (Курта (Curta) 192).

В то время как готы разрушали Рим, их родичи тоже не пребывали в бездействии. Балтийское море стало своеобразным скандинавским озером, о чем свидетельствуют греческие счета и находки из латышских захоронений, датриуемые около 650-800 гг. (Logan 180-2). В начале девятого века, варяги (скандинавы) поселились в русском Новгороде , и "и внесли в высшей степени значимый вклад в его культуру" (Бизли (Beazley) xxii ). Хотя русские историки могут возразить на это утверждение: «Исторически доказано, что Русы были шведами" (Logan 202). В 860 г. варяги напали на Константинополь с флотом из 200 кораблей (в Повести временных лет говорится о 2000) и завоевали Киев в 880 г. (188). В 941 г. варяги вернулись в Константинополь с флотом из, возможно, 1000 кораблей (Повесть говорит о 10 000, и греки даже о 15 000 (192). В 970-х гг., Русы строят крепость в устье Дуная и совершают набег вглубь Балкан, до границы Фракии (195). Вышеупомянутая «Сага о гутах», кажется, это подтверждает. В конце концов, скандинавы ассимилировались в русскую национальную культуру, как они это делали в и Ирландии, и в Нормандии и в других странах – и в итоге они оставили неизгладимый след в культуре каждой из этих страны.

Чуть позже другие германские народы мигрировали в Трансильванию,как Джонатан Харкер и отмечает в «Дракуле»: “Саксы на юге, и смешанные с ними валахи, которые являются потомками даков”(Стокер 28). Сам Дракула отмечает длительное наличие других рас в Трансильвании: племен из «Исландии» (вероятно, Скандинавии в целом): "берсерков", и длинный список завоевателей "мадьяров, ломбардцев, аваров, булгар» и т.д. д. (52-53). История подтверждает наличие среди этих племен и других, таких как славяне (Трептов 43-44). Но несмотря на эти вторжения и "латинизацию" ее языков, Румынии во многом из своей ранней истории обязана готам и другие скандинавским племенам.

Лингвистические связи

Северный драуг был трупом, который воскрес из мертвых, чтобы мучить живых. Иногда он был относительно доброжелательным, - возможно, он просто вернулся, чтобы поприсутствовать на собственных похоронах. В других случаях, он питался человеческой плотью и кровью и боролся с живыми. Слово draugr имеет ряд различных этимологий. На древнеисландском оно означает "призрак", и связанно с англо-саксонским dreag, "привидение".Аналогичное слово встречается в гэльском: dreàg или driùg, то есть "метеор" или "знамение", выведенное, возможно, от сокращения "drùidh-eug", "смерть друида" (Maclagan 235). Фольклористы, в своих представлениях об этом слове, продолжает связывать его с «драконом» в гэльском и английском языках (236). Связи здесь в лучшем случае незначительны, хотя присутствует подобная связь с древнеисландским языком (dreki), равно как и с латынью (draco). Слова эти, возможно, вытекают из различных индоевропейских корней с аналогичным звучанием. Маклаган (Maclagan) приводит несколько примеров "dreags", как "огненных призраков" или "огненных предвестников смерти" в фольклоре горной Шотландии. Викинги, возможно, и принесли эти легенды в Шотландии: "В норвежском фольклоре курганы героев окружены сверкающим огнем, который охраняет мертвых и сокровища, похороненные с ними" (253).

Если викинги принесли свои легенды на западные земли, которые они так стремились завоевать, то кажется естественным, что они несли их также на восток и на юг. Если местные жители уже знали о таком существе, как драуг, то они, возможно, использовали для его обозначения и это слово. Тем не менее, вампир, возможно, приобрели некоторые черты драуга через транс-культурную диффузию.

Слово "вампир", скорее всего, славянского происхождения, от сербского "bamiiup" через болгарское "upir" (Wilson 577). Румынские стригои (strigoi) имеют внешнее сходство с драугами, но родственны с итальянским стрегами (Strega) (ведьма). Другая теория состоит в том, что "вампир" происходит от литовского слова "wempti", "пить" (578).
Другие этимологии слова draugr придают ему значение "сухой лог" в древнеисландском, связанное с староголландским (Middle Dutch) drōge, "высохший;. хотящий пить". Эти значения возможно извлечь из пра-германского * dhrūgh (n) - "падение, спад, опускаться", или литовского корня * dhreu-"распались" (Wood 69-70). Эти выводы кажется спекулятивными, но они поддерживают идею сухого трупа, жаждущего крови. Другая этимология слова драуг связана с санскритским "drōgha-", "травмы, предательство" и авестийского "draoga" - "ложь, обман" (Lane 259). Эти связи дали бы слову очень древнюю историю происхождения, но и так ясно, что оно является древним, независимо от точной его этимологии.


Черты вампиров в северной и восточной Европе

Писавший около 77 г. н.э., Плиний Старший сообщал о нескольких случаях, когда "мертвые" возвращались к жизни, в том числе о римском консуле, который "снова ожил, будучи внесенным на погребальный костер, но, по причине сильного огня, его не смогли вытащить, в результате которого он был сожжен заживо.". Он описывает подобный случай, произошедший с двумя преторами, подтвержденный другими авторами, и замечает: ""Такая уж отпущена нам, смертным, доля: для всяческих превратностей судьбы мы рождены на свет и потому не можем быть уверены ни в чем, ни даже в том, жив ли еще человек или уже скончался".(7.53). Скорее всего, такие "вернувшиеся" было особенно страшны представителям культур, которые хоронили своих мертвых, и породили легенды о вампирах.
Саги изобилуют такими рассказами о мертвых, которые возвращаются, чтобы преследовать живых.

В отличие от некоторых других культур, северные призраки (драуги) являются «телесно, а не как призраки, бесплотные духи» (Chadwick 50).В "Саге о Ньяле", однажды пастух и работница услышали пение из кургана Гуннара, в то время как они гнали мимо него скот. Гуннар "сказал вису, притом так громко, что его было бы слышно, даже если бы они стояли дальше " [...]После этого курган закрылся." (гл. LXXVIII, пер. В. П. Беркова) Следует отметить в оригинальной "Brennu-Njáls" саге используется слово vættidraugr (78), который, кажется, переводится как "вигт" (wight-ghost). (Мунк (Munch)42). Дж. Р. Р. Толкин использовал таких vættir в качестве прототипов для своих "умертвий" - живущей в курганах нежити со свойствами вампиров (193).


Скандинавская мифология изобилует духами - vættir различного рода, и хорошими и плохими. Три из представляют особый интерес, применительно к вампирам. Мара (mara), или кошмар (буквально «ночная мара» - nightmare),которая может мучить и душить спящих. Варгульф (Vargulfr), "оборотень" или "человек-волк", - напавший на спящих людей, раскапывавший и пожиравший трупы на кладбищах. Эти два персонажа, "очевидно, связаны" с темными всадниками или ночными всадниками, "а в более поздние времена между ними не существовало большого различия" (Мунк 46-7). "Ночные всадники" были разновидностью великанов, которые ездили по ночам совершать злые дела, избегали дневного света и превращались в камень, если на них попадали лучи солнца (39), что снова перекликается с Толкиеном, его "Черными всадники" (111) и троллями (72).

Варгульф имеет определенное родство с греческим вриколакосом (vrykolakas) (Summers 218) и румынским варколаком (vârcolaci). Последние «атакуют небесные тела", есть луну и солнце, как северный Фенрир волк. Хотя у них есть и другие черты оборотня, они также наделены и чертами вампиров (306-7). "Варколаки (сварколаки - svârcolaci) и приколики (pricolici) иногда являются мертвецами- вампирами, а иногда и животными, которые пожирают Луну" (Murgoci 322). Кроме того, кикимора Сербии и других частей Восточной Европы подобна северным марам или кошмарам. Она - нежить, которая будет "садиться на лица некоторых мирно спящих и затруднять их дыхание глубокой ночью". Иногда она "может принять форму лошади" (Керриган (Kerrigan) 92-3). Хотя это и не вампиры "в чистом виде", в мифах скандинавов и славян существует множество других подобных существ. Например, у обоих есть рассказы о гномах (dwarves): славянские карлики (karliki) населяли подземный мир (60). Кроме того, северные гномы "имели свои дома под поверхностью земли", как и темные эльфы (Мунк 4). Рассказы о низкорослых, физически сильных пещерных людях могут вытекать из древних воспоминаний о неандертальцах, прежде населявших и Скандинавию и Восточную Европу, как уже упоминалось выше.

Хотя драуг Гуннар не оказывается вредоносным, являясь лишь предзнаменованием сражения с людьми Ньяля, другие драуги гораздо менее дружелюбны. Как и вампиры, драуги наделены сверхъестественной силой и могут передать свои свойства нежити, как проклятие. Сага о Людях с Песчаного Берега (Eyrbyggja saga) повествует о смерти Торгунны (Thorgunna). При транспортировке ее гроба к могиле, скандинавы заночевали на ферме и поставили гроб в хозяйственную постройку. Позже они видят Торгунну, которая "совершенно нагая, так что на ней не было надето вообще ничего. Она хлопотала над огнем и готовила еду" в кладовой (51, пер. . Циммерлинг А. В., Агишев С. Ю.) Позже, из-за предполагаемого драуга, умирает пастух. Однажды ночью после этого, " Торир Деревянная Нога вышел из дома по нужде и отошел от сеней в сторону. Когда он хотел зайти обратно, то увидел, что перед дверьми стоит пастух".Пастух схватил Торира и бросил его к сеням. Торир вскоре заболевает и умирает, и потом бродит по округе вместе с пастухом. "Затем стал умирать один за другим, так что всего скончалось шесть человек." (53), и много людей умерло позже (54). Наконец, исландцы изгнали драуга с помощью процедуры, похожей на суд присяжных, хотя появляется и христианский элемент в виде священника, который "нес с собой святую воду и святые мощи и обошел с ними весь хутор. На следующий день священник торжественно пропел мессу и прочие службы, и тогда восставшие мертвецы и прочие привидения с Вещей Реки перестали являться".

Некоторые способы борьбы с драугами подтверждаются и в других легендах о вампирах.
Погребенный "курганный дух "была грозным созданием; он мог подняться, убить и съесть свою жертву, подобно вампиру, как это было в истории об Асмунд (Asmund)и Асвите (Аswit). В таком случае, драуг должен быть обезврежен, и предотвратить дальнейший вред от него можно, отрубив ему голову и приставив к заду, или запереть и сжечь "(Элтон,( Elton) гл. 14). Кроме того, драуг часто испытывает особую жажду к плоти, или же к крови. Сага об Эгиле Одноруком и Асмунде Убийце Берсерков (Egils saga einhenda ok Ásmundar berserkjabana) повествует о смерти Арана (Aran) и последующем его погребении в могильном кургане вместе со его лошадью, собакой и ястребом.

«В первую ночь Аран встал с кресла, убил сокола и собаку и съел их. Во вторую ночь он опять встал, убил коня и разорвал его на куски; затем он стал рвать плоть коня зубами, и кровь стекала у него изо рта, покуда он ел. Он предложил Асмунду разделить с ним трапезу, но Асмунд ничего не ответил. В третью ночь на Асмунда напала сонливость, и он пришел в себя лишь тогда, когда Аран схватил его за уши и оборвал их.

Асмунд выхватил скрамасакс и снес Арану голову. Затем он развел огонь и сжег Арана, обратив его в пепел. Асмунд направился к канату и был поднят наверх. Затем курган снова закрыли».
(пер. Ю. Саксонова )

Перед смертью Арана, между ним и Асмундом, его будущим убийцей, произошло своего рода "переливание крови", когда "оба они надрезали себе вены и смешали кровь, что было равносильно клятве" (6). Эта тема повторяется в более поздней литературе, например в «Дракуле».
Северные драуги – явление явно очень древнее. Некоторые события в сагах датируются шестом веком или даже ранее, - то есть теми "доисторическими" мифическими временами, о которых Снорри как раз и повествует в Эдде. С другой стороны, "нельзя сказать наверняка, когда именно появился на свет славянский вампир [...] Его не существовало до девятого века, сам термин, обозначающий вампира, приходит из сербского языка, помогая оформить тот тип демонического персонажа , который поддерживает себя за счет жизненной силы других "(Guiley 12). Интересно, что ранние русские вампиры не часто пили кровь, но "были, по сути, хищными плотоядными существами" (Керриган 95). Вампир был более распространен на Украине и среди "неславянских народов Трансильвании" (97). Без особых сомнений, в основе этих верований на лежат представления еще времен Киевской Руси и, возможно, в конечном счете, они берут начало от готов и гепидов, которые поселились в Трансильвании задолго до римлян и славян.

Заключение

Генетика и археология показывают длительные отношения между скандинавами и жителями Восточной Европы, насчитывающей сотни или даже тысячи лет. Записи подтверждают наличие с давних времен подтвердить готов и другие скандинавов в Трансильвании и в других странах Восточной Европы. Вампиры из славянских легенд имеют много общего с скандинавскими драугами и, вероятно, появились позже. По иронии судьбы, современные «готические» вампиры, возможно, действительно обязаны своим происхождением отчасти древним готам или же их потомкам.

Оригинал статьи на английском


P.S. Статья оказалась на редкость неинформативной, хотя пара интересных моментов и есть. Единственная ценность - это буржуйские представления о нашей истории :)

P.S.2 Недавно добил и подредактировал перевод статьи по фюльгья, кому интересно - вэлком.
Tags: Балканы, Европа, Скандинавия, Толкин, античность, археология, вампиры, викинги, волк, германцы, духи, кельты, мифология, мои переводы, нечисть, саги, славяне, фольклор, язычество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments