...lupus est (svart_ulfr) wrote,
...lupus est
svart_ulfr

Category:
  • Music:

К.Гундарсон Тевтонская магия. Магические и духовные практики германцев Ч.II

(C) перевод svart_ulfr




Художник Анатолий Кудрявцев


Лагуз



Гальдра-звук :ллллллллл

Буква

Вода воистину 
бескрайней кажется 
тому, кто в путь вышел 
на судне неверном, 
волны морские 
их сильно страшат, 
а волн жеребец 
узде не послушен. 


(С) Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая

Вода — это сила обрушившаяся с гор;
но к добрым знамениям стоит прислушаться 


(С) Норвежская руническая поэма Пер. С. Гpабовецкого с английской версии поэмы Э. Торссона

Влага — воды бурлящие,
И широкий котёл,
И плещущих поле. 


(С) Исландская руническая поэма Пер. согласно редакции Л. Виммера, Н.Топчий

… вода блестит.. 


С) Нормандская азбука, пер. А.Блейз

Пятнадцатое
Тьодрёрир пел
пред дверью Деллинга;
напел силу асам,
и почести - альвам,
и Одину - дух. 


(С) Речи Высокого, пер. А. Корсуна

Лагуз – руна примордиальной воды; рек, что вытекают из Хвергельмир, полных как живительных дрожжей, так и смертного яда. В тевтонской Вселенной это сама вода, что стремится вверх из глубин источника, в отличии от вод, наполняющих его ( Пертро ) или направления движения и образа действия воды ( Уруз ). По сути, Лагуз – это те недифференцированные силы, которые Уруз очищает, придает им форму и задает вектор движения.

Вы можете увидеть двойственность в той большой амбивалентности, с которой германские народы рассматривали воды, в своем многообразии наполняющие их мир. Известны мифологемы чистой воды жизни и темных вод смерти. Океан служил основным источником процветания северян, и давал прекрасную возможность для путешествий ( Ньерд ), но вместе с этим был и жадным пожирателем кораблей и моряков ( Ран ), спасти от которой мореплавателей могли только опытные колдуны. Несмотря на то, что ручьи и реки были в буквальном смысле «водами жизни» для тех, кто жил на их берегах и не мог без них обходиться, германский фольклор хранит больше историй о злокозненных водных духах, от прихоти которых люди порой зависели, нежели мифология любого другого народа.

Самая известная из них, - конечно же утонувшая некогда в Рейне Лорелея , что заманивает путников на верную смерть; но ее сестры обитают почти в каждом потоке и болоте Севера.

Стоячая вода, где копятся органические соединения и яды, считается куда более опасной, чем текучая вода – символ активности, полная жизни и святости. Грендель и его чудовищная мать представляют собой хороший пример вредоносных сил руны Лагуз, поскольку являются своего рода «гнойниками подсознания», а Грендель и вовсе – воплощением хронического страха, в данном случае перед чудовищами, таящимися в водных глубинах. Когда Гренделю наносят смертельную рану, причем над поверхностью, воды (страх побежден), его мать устраивает резню, последствия которой гораздо страшней, чем злодеяния ее сына. Лишь когда Беовульф , чья героическая слава во многом основывалась на непревзойденном умении плавать, спускается на дно морское и убивает мать Гренделя в ее логове, убийства прекращаются. Это предание свидетельствует, что магу порой необходимо умение отыскивать скрытые источники бед, и иметь дело с ними в том слое, где это горе было записано, - умение плыть по темным водам бессознательного и скрытых миров, в которых живет подобное вредоносное чародейство. Лагуз – та руна, обратившись к которой вы сможете погрузиться на дно слоев «того-что-есть» и двигаться через их структуру, по желанию изучая орлог.

Лагуз – это воплощение всего тайного и неизвестного, и кроме того, с помощью именно этой руны жизнь выводит из тьмы все то, что некогда таилось там, и выставляет до поры сокрытое на всеобщее обозрение. Это «воды жизни» , которыми кропят новорожденного, - без этой процедуры ребенка могли даже оставить умирать, - для того, чтобы показать его признание сонмом ныне живущих. Эта же руна показывает и / или борется со смертельным ядом.

Альтернативная форма имени руны – «laukaz» означает «лук-порей» , и о нем говорит Сигрдрива, поучая Сигурда:

8.Рог освяти,
опасайся коварства,
лук брось во влагу;
тогда знаю твердо,
что зельем волшебным
тебя не напоят. 


(С) Речи Сигрдривы, пер. А.Корсуна.


Подобное действие руны Лагуз мы наблюдаем в саге об Эгиле Скаллагримсоне , когда герой, подозревая, что поданное ему питье отравлено, нарисовал на роге несколько рун и окрасил их своей кровью, после чего рог разлетелся на куски – в результате внезапного вливания жизненной силы и вступивших в реакцию с ядом дрожжей, - отравленное питье вылилось на солому. Вообще, все растения из рода Allium , включая лук и чеснок, показывают нам природу и действие руны Лагуз: в то время, как луковица остается скрытой от глаз, ее жизненная сила проявляется быстрым ростом зеленого стебля, поэтому все эти растения – очень мощные усилители, как в физическом мире, так и в скрытых от невооруженного глаза мирах.

Лагуз – это руна перехода между жизнью и смертью, ведь вода пробуждает новую жизнь, и вода же обозначает ее конец. Помните, что сам Один часто выступает в качестве перевозчика, притязающего на мертвых.

Лагуз применяют, чтобы заполнить себя жизненной силой, и транслировать эту силу между мирами. Это увеличит чувствительность к изменениям потоков силы вокруг вас, особенно когда намеки на опасность почти не ощутимы. Эта чувствительность можно применять и к магнитным полям Земли.

К Лагуз прибегают, чтобы изучать подсознание и вообще все неизвестное, и работа с этой руной подчас необходима для решения проблем в тех сферах, которыми она управляет.

Во вредоносном колдовстве, Лагуз выступает в качестве руны обольщения, болезни, яда и обмана. Она может «разбудить» старые хронические заболевания и «поднять на поверхность» давние проблемы любого рода.

В ритуальных практиках, Лагуз представляет мед или пиво, используемые в обрядах. Она управляет магией пивоварения и любыми напитками. Эту руну связывают с магическим использованием слюны и крови – тех жидкостей человеческого организма, которые несут в себе жизненную силу.

В личной сфере, к Лагуз стоит обратиться для призвания и обретения физических и магических сил, а также озарений в области психологии. Это прекрасное дополнение к Манназу , руне сознания.

Лагуз приносит и итоги наших прошлых работ.

Используемая вместе с другими рунами, Лагуз выступает в роли усилителя; к ней можно прибегать, если необходимо транслировать руны в другие миры. Если хотите, вы можете использовать ее для сохранения в тайне вашей рунической работы, или чтобы направить вашу деятельность из нашего мира в скрытые сферу бытия.


Прекрасно работает с руной Лагуз малахит , чередующиеся темно- и светло-зеленые полосы которого напоминают о двойственной природе этой руны. Малахит полон могущей жизненной силой, целительной мощи, что течет словно волна. Его слоистая структура также напоминает о Колодце Вирда, намекая на использование этой руны для погружение в глубины собственного происхождения, чтобы обрести ту силу, которая проистекает из самих ваших корней.


Лагуз: медитация


Вы стоите у основания исполинского водопада; капли воды, падающей с большой высоты на речную гладь, орошают ваше лицо. К свисающим к воде ивовым ветвям привязана зеленая лодочка - дергая за веревку, она словно бы сопротивляется влекущему ее течению. Вы залезаете в лодку, развязываете веревку и поднимаете весла – и вот суденышко уже резво скользит по речной глади, слегка покачиваясь на волнах, но вы умело направляете лодку, позади которой образуется белый пенный шлейф. Вы чувствуете, прежде чем видите их воочию, таящиеся под водой острые камни, которые в любой момент могут пробить днище, и отводите от них лодку.

Через некоторое время водная гладь становится шире, и вы плавно перемещаетесь, увлекаемый течением, вниз по извилистой реке, минуя высокие, скалистые горы. Позади остаются виноградники и плодородные фермерские угодья, раскинувшиеся под защитой великих гор, - их орошают талые воды, берущие начало в горных ледниках, именно эти потоки питают равнинные реки. Хотя воды несущей вас реки темны, порой можно разглядеть блеск золота на дне, и неяркое мерцание рыбьей чешуи.

Вдруг до вашего слуха доносится негромкий, кристально-чистый голос, словно женщина вдалеке поет какую-то песню без слов, и эту звуки разносятся над водной гладью, заглушая привычные звуки реки. Вы напрягаете слух, чтобы лучше различить дивный голос, но песню словно обрезали – река в этом месте огибает подножье округлой горы. Едва миновав гору, вы снова различаете чудесный голос, он звучит уже громче и отчетливей, словно сладостный звон серебряных колокольчиков, которые колеблют волны, несущие переливы по речной глади. Зачарованный, вы роняете весла и позволяете лодке дрейфовать по направлению к невидимому певцу, ведь река несет вас в нужном направлении. Течение делает еще один поворот – и вы видите ее, сидящую на большом камне, высящимся посреди неглубокой заводи, и ее ноги скрывают речные волны. На ней влажное, свободного покроя зеленое платье, до половины обнажающее одно плечо; длинные черные волосы ниспадают водопадом на лицо и на спину. Лицо невероятно нежное и красивое, по-детски невинное, но странно меланхоличное, как и ее песня, печальная в своей красоте. Вам хочется обнять и утешить незнакомку; ваша лодка замедляет ход, пока вы смотрите на нее, словно растворившись в ее песне.

О какой-то неправильности всего происходящего предупреждает то же самое чувство, благодаря которому вы избегали на своем пути подводных камней, вовремя уводя шлюпку в сторону. Все еще наполовину зачарованный, вы, тем не менее, опускаете весла в воду, чтобы миновать угрозу, - и чувствуете сильный удар весла о камень – один из цепи притаившихся под водой валунов, что превратили бы лодку в щепки за несколько секунд. С трудом вглядываясь в темные глубины, вы видите, что река вокруг скалы, на которой сидит девушка, становится глубокой и бурной; продолжая и дальше плыть к девушке, вы бы непременно утонули. Девушка прекращает петь и выпрямляется – вместо ног у нее черный, чешуйчатый хвост, словно у огромной рыбы, заросший мхом и ряской. Ее рот в ярости открывается, и взору предстают острые акульи зубы. Вы поспешно выталкиваете лодку в главный поток, чтобы река поскорей унесла челн прочь от этого места, и с тревогой оглядываетесь, чтобы увидеть, если вдруг оставшаяся позади хищница соскользнет с камня в воду, - но она уже ожидает следующую жертву: хвост вновь скрыт под водой, и на тонких губах снова притаилась сладкая и грустная улыбка.

По мере вашего продвижения, речное дно начинает дрожать, и подземные толчки раскачивают лодку. Вы стараетесь выправить лодку как можно дальше на середину реки. Землетрясение медленно стихает, но развалины фермы по правую руку от вас свидетельствуют, что земле тоже пришлось несладко, причем сравнительно недавно: обломки каменных стен несут на себе следы свежей побелки, да и лужа крови на одной из стен еще не просохла.

Поток стремительно мчится вперед, чтобы миновав высокие, иссеченные волнами утесы из песчаника, влиться в океанский простор. Позади внезапно слышится сильный грохот. Оглянувшись, вы видите, как земля вновь начинает дрожать, и на этот раз толчки куда более сильные и яростные, чем прежде; вот один из утесов оседает исполинской горой песка, а от других отваливаются огромные куски и летят вниз, разбиваясь о прибрежную гальку, или обрушиваются в океан. Высокие волны ловят маленькую лодочку и швыряют ее из стороны в сторону – пока что-то не подбрасывает ее снизу вверх, переворачивая вверх дном и выкинув вас прямо в холодную и ледяную морскую воду. Ощутив внезапный испуг, вы на ощупь выхватываете меч и начинаете вслепую размахивать им, - пока его лезвие не вонзается во что-то твердое. Вы видите отблеск зубов в темной воде и чувствуете, как что-то большое мечется рядом. Нанеся очередной удар, вы чувствуете, что движение в глубине прекратилось. Вначале вы думали лишь о том, чтобы удержаться на поверхности, но теперь привыкли к морю; вы легко дышите под водой, и ваш взор с такой же легкостью проникает сквозь темно-зеленые океанские глубины, как если бы вы смотрели сквозь туман.

Краем глаза вы различаете какие-то описывающие круги вокруг темные силуэты. Вы чувствуете угрозу, и погружаетесь глубже, позволяя темным водам укрыть себя. Внизу таятся еще несколько силуэтов – девять водяных духов, с виду похожих на человека, но вдвое его превосходящих, с плавниками и в темной чешуе; их головы украшают высокие костяные гребни, начинающиеся подле глазниц и тянущиеся к макушке. Они подплывают к вам, клацая акульими челюстями, и в глубине их темных глаз вспыхивают зеленые искры. Вы рубите чудовищ мечом снова и снова, пока волны вокруг не темнеют от черной вражеской крови, а руки и ноги не сводит от усталости. Рыбешки подплывают и щиплют иссеченные тела, следом подплывают и крупные рыбы. Вы быстро ныряете, не дожидаясь, пока места побоища достигнут акулы. Глубоко вдыхая соленую воду, вы впускаете в себя поток энергии и наполняете тело новой жизнью, пока новая сила не начинает светится внутри вас – неяркие зеленые отблески в черной морской глубине.

В конце концов, вы достигаете большой подводной скалы, и взору открывается чернеющее в стене отверстие пещеры. Вы долго плывете вниз по узкому проходу, и ваши руки и ноги срывают со стен клочья склизких водорослей. Вы ощущаете над головой толщу земли; вы знаете, что находитесь глубоко под землей, и вскоре проход заканчивается огромной пещерой. Вода здесь грязная и застоявшаяся. Вокруг ничего нельзя различить, но двигаясь вперед, вы натыкаетесь на огромную стену – твердую, но скользкую и гладкую. «Стена» дергается, словно сокращаются гигантские мышцы, и вы понимаете, что перед вами огромный дракон, дрожь которого сотрясает землю у вас над головой. Осторожно, чтобы не побеспокоить его, вы осторожно поворачиваетесь и начинаете движение, чувствуя спиной высокий каменный потолок, поскольку стараетесь отодвинуться как можно дальше от этой горы из слизистой черной плоти; вы определяете нужное направление по слабому потоку воды, слегка колеблющемуся от дыхания дракона и дрожи его тела. Длинная, гибкая шея чудовища толще ствола векового дуба, его змеиная голова в ширину превосходит рост взрослого мужчины, а в длину, пожалуй, она будет и вдвое больше. Наконец вы добираетесь до места, где обнаруживаете неглубокую впадину на сомкнутом веке, и вдыхаете воду, стремясь наполнить себя ее энергией, готовясь для удара. Вы чувствуете, как мышцы дракона напрягаются, но прежде чем он проснется, или пошевелится, вы изо всех сил погружаете меч в его глаз, метя прямо в мозг врага. Его посмертные конвульсии вырывают из руки меч, а вас самого подбрасывают вверх и вышвыривают прямиком в то отверстие в крыше пещеры, через которое вы проникли сюда.

Поток устремляется вверх, сквозь гору, и вы чувствуете, как позади трясется земля. Вас выбрасывает из темноты к свету, рядом шумит огромный водопад, а чуть выше в небо бьет струя нового гейзера, швыряющего в небо сверкающие под Солнцем струи, который наполняет вас ярким светом. Там, где сверкающие брызги падают на землю, прорастает лук-порей, зеленые стебли которого почти разрывает наполняющая их энергия. Вы наклоняетесь, чтобы сорвать один из стебельков, а затем возвращаетесь в свое тело; ваши ноги твердо стоят на земле, вы познали силу, обратиться к которой, при помощи руны Лагуз, вы можете в любой момент.
Tags: Боги, Гундарсон, Скандинавия, викинги, германцы, книги, колдовство, мои переводы, руны, язычество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments