...lupus est (svart_ulfr) wrote,
...lupus est
svart_ulfr

Categories:
  • Music:

А. С. Котлярчук. Парады городского ополчения и стрелковые состязания горожан в Белорусии XVII в.

гайдук



Одной из форм официальных праздничных церемоний (ОПЦ) были ежегодные парады городского ополчения, включавшие строевой смотр ( «попис» ) и стрелковые состязания мещан ( «монстры со стрельбами» ), проходившие, судя по источникам, в большинстве городов Белоруссии. К XVII в. традиция строевых смотров и парадов городского ополчения стала, как отмечает М.А. Ткачев, нормой обычного права, ряд документов содержат ссылку «водлуг давнего звычая» (согласно старому обычаю). Основными участниками подобных действий ремесленные и купеческие корпорации белорусских горожан. Согласно цеховым статутам XVIII в., все ремесленные корпорации обязаны были иметь холодное и огнестрельное оружие ( «шабли и мушкеты» ) и во главе с выбранным «хорунжим» (одним из мастеров цеха) участвовать в парадах городского ополчения. Так, статья 7 Статута нового минского цеха злотников (1615) содержит следующее:

« И последнее, тому же цеху позволяем иметь печать свою цеховую, знамя ,барабан и всякое вооружение, необходимое для обороны и украшения города… И ничем сей пункт не нарушать, для чего городские власти обязаны данные действия контролировать».

Данное положение включалось практически во все цеховые грамоты Белоруссии XVII в.

Как правило, основу городского ополчения составляли три рода войск:

1. Пехота (ремесленные цеха).
2. Конница (купцы, ведущая ремесленная корпорация)
3. Пушкари (один из городских цехов)

Помимо корпораций мещан, участниками строевых смотров и парадов были подразделения городского гарнизона. Исследователи военной организации Белоруссии XVI – XVII вв. отмечают:

«Каждая военная хоругвя (здесь: отряд. – А.К.), рота ВКЛ имела собственное знамя, цвет и символика которого могли быть разные. На некоторых размещался герб ротмистра или феодала, на гетманской – герб гетмана. Солдаты обязаны были беречь свое знамя. Например, в битве под Шкловом в 1656 году, обороняя ротное знамя, погибло 7 товарищей гусарской роты».

Кроме конных подразделений, в строевых смотрах участвовала регулярная пехота ВКЛ, набранная из мещан и крестьян ( «выбранецкiя шыхты» ), в специальной форме голубого цвета ( «барва» ), и наемные, иноэтнические отряды. Солдаты татарского отряда были обязательными участниками строевых смотров Могилева. В строевых смотрах Гомеля второй половины XVII в. участвовали венгерские гусары, конница «литовских» (белорусских) татар, немецкая пехота. Собственные отряды имело шляхетское ополчение каждого повета (административный участок воеводства): «поспалитае рушанне». Возглавлял дворянское ополчение и являлся хранителем знамени избранный шляхтой «хорунжий поветовый» . Однако строевые смотры и парады дворянского ополчения проходили отдельно. Так, в отличии от горожан, шляхта Быховского повета собиралась «в город на попис на день Св. Михаила» .

По сообщениям ряда исследователей (П.В. Клименко, С.Я. Боровой, А.П. Грицкевич), в связи с обострением военно-политической ситуации («Хмельничина», война 1654 – 1667 гг.), с середины XVII в. участниками строевых смотров и парадов нехристианские (еврейские и татарские) корпорации горожан. На евреев-горожан зачастую возлагаются обязательства по обороне города, они выбирают из своей среды особого hetmana zydowskiego (еврейского военачальника) . По сведениям С.Я. Борового, сохранившиеся единичные уставы ремесленных еврейских цехов XVII в. говорят об определенном количестве принадлежавшего цеху оружия.

В частновладельческом городе мещанское ополчение делилось на десятки и сотни. Принимал парад и проверял боеготовность местный администратор («губернатор»). Наиболее интересно то, что иногда полноправными участниками городских смотров и парадов было сельское население (!) пограничных городов. Например, в арсенале Дубровны «хранилось оружие и 11 знамен (!) окрестных крестьян, которые в обязательном порядке участвовали в обороне города» .Таким образом, военное ополчение различных социальных, этно-конфессиональных групп городского полиса строилось на принципах равноправия, что свидетельствует о формировании особого типа урбанизированного патриотизма.

Все необходимое для строевых смотров вооружение и амуниция (форма, сигнальные инструменты) хранилось в городском арсенале – цейхгаузе (старобелорусское «шисгауз» ). Например, в арсенале Давид-городка (середина XVII в.) хранились знамена мещанского ополчения, местного гарнизона, знамена горожан Клецка, вывезенные во время войны 1654-1667 гг. ( «харугва конная китайчатая чорная з чырвонным и двума канцами» ), а также пушки крупных и средних размеров ( «гаковницы» ), различное оружие (луки, сабли, топоры, пики). Арсенал небольшой Дубровны насчитывал 18 пушек, из них три «именные» , 64 гаковницы 68 пехотных мушкетов, 37 ручниц, 39 тяжелых мушкетов ( «кабыл» ), из которых стреляли с помощью специальной подставки ( «форкета» ), обмундирование гарнизона (около 400 жупанов белого, красного, зеленого, голубого цвета и столько же магерок (шапок – Ульф). Кроме того, в цейхгаузе хранилось холодное оружие: 250 сабель, 16 копий, 13 топоров, 179 бердышей; знамена и барабаны, сигнальные трубы. В крупных городах запасы арсеналов были более значительны. Цейхгаузы Слуцка, Несвижа, Витебска, Могилева насчитывали от 100 до 200 только крупных орудий.

Накануне парада городские глашатаи ( «кликуны» ) обходили дома горожан, оповещая о дате и времени предстоящей церемонии. Утром цеховые ремесленники, другие корпорации горожан в парадной одежде выдвигались к арсеналу. Возглавляли шествие со знаменем в руках хорунжий и два ремесленника-ассистента с пиками и значками, укрепленными в навершии копий. Замыкал строй барабанщик. После выдачи оружия и амуниции цехи выходили на ратушную площадь, где в кафедральном соборе (костеле) проходила литургия. По окончании богослужения корпорации горожан парадным строем выходили за город на место строевого смотра. Например в Несвиже место смотра и стрелковых состязаний горожан располагалось «между валами за женским монастырем бенедиктинок». На открытом пространстве мещане «з мушкетами, пиками и разными войсковыми бронями» выстраивались для контроля со стороны представителей магистрата, центральной власти (воеводы). Строгой проверке подвергались внешний вид, состояние оружия, снаряжение патронташа ( «лядунки» ). Белорусские пороховницы XVII в. с медной и серебряной гравировкой, эмалью, эмблемами, инкрустацией на коже хранятся в фондах Львовского национального музея. На отсутствующих налагался штраф, к провинившимся применялись санкции. Так, полоцкий магистрат в 1679 г. обязал цех сапожников («шавцов») приобрести новое оружие и «иншыя речи» (то есть необходимые предметы) для того, чтобы «наравне (!) с другими корпорациями участвовать в смотрах городских полков» . Подлежащее ремонту огнестрельное оружие направлялось в мастерские слесарного цеха.

Во время смотра городская артиллерия расставлялась на валу «с надлежащим караулом и пушкарями» . Особо тщательно проверялось состояние крупных орудий – предмета гордости горожан. Например, на смотрах Несвижа первой половины XVII в. выставлялась серия «именных» орудий работы немецкого мастера Мольтсфельда: «Цирцея, Гидра, Попугай, Савва, Химера, Цербер, Виноград» . Подчеркнем, что аналогичная традиция именования орудий существовала и в городской среде России XVII в. Для «именных» орудий белорусского производства было характерно размещение гербов воевод и магнатов. Так, в собрании Королевского музея Стокгольма (Швеция) сохранились белорусские пушки, вывезенные во второй половине XVII в., с гербами Аскерок, Глебовичей, Полубинских, Пацев. В праздничные дни городские пушки накрывали специальной шелковой накидкой с вышитой эмблемой. Белорусская «накривка на пушку з вышивкой на аксамите» XVII в. хранится в коллекции Львовского национального музея. В целях проверки боеготовности орудий во время смотра и парада производился пушечных холостой залп. Для салюта могилевский магистрат закупал до 300 фунтов пороха. В проведении смотра и парада обязательное участие принимали военные и городские музыканты. У них проверялось состоянии инструментов, знание «языка» сигнальной музыки. Интересно, что употребление сигнальной музыки в войсках ВКЛ фиксируется фольклорными источниками. Так, в белорусской исторической песне, известной с XVI века и посвященной победе гетмана Константина Острожского над московским войском (15.09.1514), сохранилось следующее четверостишие:

Узышло слонца па-над борам,
Па-над Селяцким табаром,
А ў таборы трубы йграюць
Да ваяцкие парады зазывающь.


Много подобных записей содержит поэма белоруса Андрея Рымши «Десятилетняя повесть военных дел Криштофа Радзивилла» .

По окончании строевого смотра открывались стрелковые состязания горожан. Так, в Слуцке, в соответствии с традицией, они начинались «по праздничным дням после обедни» . Сохранились детально разработанные церемонии «Устава стрелковых состязаний» , принятого в городах Радзивиллов (Слуцк, 1621; Несвиж, 1735) Со ссылкой на «давний обычай в городах Европы и Речи Посполитой». Согласно уставу, состязания проходили ежегодно «на третий день Св. Троицы» , открывал церемонию сам князь либо его жена, воевода замка, городской староста. В результате поочередной стрельбы из среды горожан выбирался победитель, провозглашаемый «королем». После состязаний роты городского ополчения триумфальным шествием сопровождали «короля» в ратушу, где победитель украшался особым значком, а его фамилия «на память потомству» заносилась в книги магистрата. Победитель также награждался шелковым («аксамитовым») поясом с двумя серебряными накладками и выгравированной панегирической надписью, освобождался на год от уплаты налогов и назначался на этот же срок хранителям цейхгауза. Подчеркнем, что почетная должность была открыта для практически любого горожанина мужчины, независимо от социального, этнического, конфессионального статуса. По окончании стрелковых состязаний проходил военный парад. Полки городского ополчения, войск гарнизона триумфальным маршем проходили по центральным городским улицам к ратушной площади. Играла музыка, гремел пушечный салют, звучали команды военачальников, необходимо отметить, что традиция военных парадов и показательных учений была особенно популярна в Западной и Восточной Европе раннего Нового времени (XVII – начало XVIII вв.) Например, 15 марта 1666 г. в Париже под патронажем Людовика XIV состоялись грандиозный военный парад и учения, собравшие около 18 тысяч участников. В аналогичных церемониях Могилева XVII . участвовало более «4 тысяч горожан, способных носить оружие» . Показательны в этом смысле грандиозный военный парад, проходивший 23 сентября 1694 г. в Москве и включавший ряд элементов театрализации, таких как шествие русского и якобы «польского» ( «переодетого в немецкое платье» ) войска, певчих и шутов, пушечный салют, а также строевой смотр и показательные учения в подмосковном Кожухове.

Интересно, что большинство парадов и стрелковых состязаний проходили в городах Белоруссии на третий день Св. Троицы. Дело в том, что именно в этот день белорусы традиционно отмечали народный праздник Май, известный и в городской среде того времени. Именно на Май проходило большинство подобных зрелищ в городах Западной Европы, при этом победитель стрельб выбирался «королем». Возможно, истоки данной традиции – в решении франкских королей, перенесших смотры феодального ополчения с древнеримских «мартовских полей» на май (Sampus Majis). По мнению Ф. Кардини, перенос даты был связан с изменением структуры армии (ростом значения конницы), что вызвало необходимость смены срока на более поздний с достаточным количеством фуража. Отметим, что общий сбор феодального литовско-белорусского ополчения ВКЛ также проходил обычно в мае, в окрестностях Молодечно.

Таким образом, дата проведения военных парадов и стрелковых состязаний соотносилась с праздничной датой христианского календаря белорусов (Май), универсальной средневековой рыцарской традицией. С одной стороны, парады, смотры, показательные учения были для власти важным средством социального контроля больших групп людей, определяющим эффективность обучения горожан военному делу. С другой стороны, включая в свой состав эстетические ( «парадные» ) элементы, смотры городского ополчения превращались в яркое, увлекательное зрелище, собиравшее значительное количество участников и зрителей. Специфические особенности церемониала, вещественных предметов позволяют рассматривать военные парады как составную часть этнической культуры.


А. С. Котлярчук Праздничная культура в городах России и Белоруссии XVII в. Петербургское востоковедение, 2001


P.S. Во избежание - название страны даю так, как оно приводится в книге.
Tags: XVII век, Европа, Средневековье, беларусы, оружие, праздники, русские, славяне
Subscribe

  • Буду краток...

    Год выдался на редкость паскудным Практически ничего путного из ранее задуманного реализовать не удалось. То, что сделать получилось, было по…

  • Довожу до общего сведения...

    По техническим причинам, на данный момент живу без Интернета. Изменения обещаются к середине недели. Если кому-то что-то нужно (что маловероятно),…

  • Вот и осень пришла...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments